• Международный фестиваль Квир-культуры в Санкт-Петербурге

English (United Kingdom)Russian (CIS)

Диего Вергес

ПРОЕКТ "ЛУДРУК"

АВТОР О ПРОЕКТЕ:

История моей повести о театре Лудрук началась год назад. Игнаций Унтунг, редактор журнала The Light, брал у меня интервью в конце моей первой поездки в Индонезию, в 2010 году. И вот в некоторый момент он завел речь о впечатляющих фото-сюжетах, в том числе упомянул и о Лудруке.

Я внезапно ощутил, что влюблен в эту идею. Целый театр, занятый подготовкой традиционного представления шоу ледибоев! Еще больше меня вдохновил рассказ Игнация о том, что варии (трансвеститы на языке Бахаса Индонезия) живут в помещениях под сценой театра. Я начал обдумывать, как можно рассказать об этом небольшом сообществе в форме визуального очерка.

Через год, в апреле 2011, я снова оказался в Индонезии, в городе Сурабая, готовый увидеть героев моего будущего репортажа, театр и сами представления. Со мной были Али Нурдин и Рой Гёнаван, помогавшие мне как ассистент и переводчик с яванского языка (местного сурабайского диалекта). Увы, первая проблема состояла в том, что ни один из них не заглядывал в театр Лудрук на протяжении последних двух лет. Я начал предполагать худшее: все напрасно, театра и шоу больше не существует, фотопроект не состоится. Примерно это мы и обнаружили, когда в первый же день пошли в театр и поняли, что он закрыт. Я был в полном отчаянии.

Мы стали расспрашивать местных и узнали, что труппа переехала в другое театральное помещение, чуть больше прежнего. Туда мы и направились. Там действительно жили варии, но не все, а только четверо: среди них был Мак Я, актер и руководитель труппы. Он дал нам возможность осмотреть здание, и когда я рассказал ему о своем отношении к фотографии и о своем видении проекта, согласился на съемку.

На другой день мы принялись за работу. Снимать мы имели возможность только в дни, когда шли представления, то есть две ночи – с четверга на пятницу и с субботы на воскресенье. Ледибои действительно больше не жили под сценой, и я был рад, что они нашли что-то получше матрасов на дощатом полу. Но было и немного жаль, что рассказать об их образе жизни в культурном гетто больше не удастся.

На протяжении 4 дней спектакля мы напряженно работали над очерком из 4 частей. В него входили портреты варий, снятые на черно-белую пленку. Затем кадры подготовки к представлению (процесс гримирования и все, что происходило за сценой). Мой взгляд на само шоу – с использованием белых фонов и 4 прожекторов. И в завершение серии - полноцветные портреты актеров до и после гримирования – с детальным освещением грима и деталей прически.

Я был очень заинтересован и в шоу, и в героях моей съемки. Лудрук – старинная театральная традиция комической жанровой сценки о любви и работе. Почему все роли исполняют мужчины? Ответ лежит в глубокой древности, когда театр, как сегодня цирк, кочевал из одного селения в другое. Нужны были сильные руки, чтобы каждый раз заново строить здание, оплачивалась работа мало, и потому актеры были вынуждены таскать реквизит на себе. Женщин для этого считали слишком слабыми.

Сегодня некоторые из варий следуют старой традиции, одеваясь в женское платье для исполнения женских ролей, но некоторые заходят еще дальше: культура варий пересекается с сообществом индонезийских гомосексуалов, и они делали еще кое-какие трансформации, помимо макияжа.

Некоторые из шимейлов делают операции, но эти операции тайные. У меня не было времени на глубокое исследование, но я заметил, что мои герои происходили из низшего класса, и чтобы выглядеть женственнее, делали себе силиконовые инъекции, прибегая к услугам подпольных хирургов. Это наносит серьезный вред их здоровью, во многих случаях результаты такого вмешательства просто ужасны.

Шимейлы-актеры не получают никакой прибыли. Каждое шоу приносит актеру 7000 рупий, что составляет меньше 1 евро. Вход в театр стоит 5000 рупий (0,40 евро), зрителей приходит в среднем 15 человек. Кроме того, шимейлы сами тратят в месяц около 50.000 рупий (4 €) на грим; костюмы предоставляет театральная компания нашего друга и руководителя шоу Мака Я.

Когда я осознал, что шоу не приносило дохода, я начал понимать кое-что еще. По моему мнению, группа из 15 актеров-шимейлов получала удовольствие от того, чтобы чувствовать себя настоящими женщинами; в течение двух дней в неделю они имели возможность накладывать косметику, одевать красивые платья и вести себя как женщины, не подвергаясь публичному осуждению. Лудрук, на мой взгляд – еще и пространство, где сообщество шимейлов прекрасно может существовать, как есть; пространство, где им нечего скрывать.

В завершение я хотел бы рассказать о Маргоно. В первые дни съемки портретов я увидел старика, сидящего на сцене. Когда я прошел мимо него, он сказал: “Syaya sakit” (Я болен). Я его не понял, но попросил позировать для небольшой серии портретов, и он согласился. Он пришел очень медленно, тонкий, как бумага, слабо улыбался в направлении ламп, пока я вел съемку. На третьем портрете он закашлялся, но застыл: кашель не шел в течении 10 секунд, и все эти 10 секунд я думал, что он умрет прямо здесь. Наконец он кашлянул.

Мой ассистент, Али Нурдин, сказал мне, что повезет Маргоно в больницу. Обычно я не участвую в таких вещах, потому что во всех путешествиях я встречаю людей, которые нуждаются в помощи, а как можно помочь всем? Но Али сказал мне: "Как добрый мусульманин, я помогаю другим бескорыстно, а потому буду поддерживать Маргоно до конца своих дней", и я решил разделить с ним расходы.

Мы отвезли Маргоно в больницу, где врач отправил его на анализ крови и рентген. У него оказалось много недугов, в том числе туберкулез и гепатит. Мы купили ему необходимые таблетки и снова потащились к врачу с результатами анализа. Кстати, я провел с помощью своей семьи небольшую благотворительную акцию с просьбой помочь мне всего лишь десятью евро – чтоб каждый заплатил свою долю от общего счета в 100 евро. К сожалению, Маргоно, замечательный барабанщик театра Лудрук, скончался через 5 дней после моего отъезда.

 

ДИЕГО ВЕРГЕС

Выпускник факультета аудиовизуальной коммуникации Университета Комплутенсе, Мадрид. В 2008 году начал заниматься документальной фотографией, снимая меньшинства, людей, живущих в традиционных обществах и племенах, находящихся на грани исчезновения (Габон, Индия, Непал, Суматра, Ява, Сулавеси, Нуса Тенгара, Папуа, Филлипины, Гватемала, Эфиопия). Сотрудничал с несколькими некоммерческими организациями, публиковал работы в журналах Siete Leguas, Digital Camera, Super Foto, Light Magazine и Photo Creator. Обладатель многих международных премий в области фотографии и фотожурналистики.

Сайт фотографа

 


QUEEROГРАФИЯ

Фотовыставка, социальные проекты

 
важно
СЛЕДИТЬ за новостями

 

feedback

Вы уже были на фестивале?
Тогда, расскажите нам о своих
впечатлениях, заполните
анкету обратной связи здесь

АРХИВ фестиваля